Category: архитектура

кучеряха

Владимир Уфлянд Чертоза /5-я легенда из многологии "От поэта к мифу"/

В 1930 году академик Иосиф Абгарович Орбели начал заказывать эрмитажным столярам ящики необычных размеров. Невероятно длинные и узкие. Или невероятно высокие. А то и ступенчатые.

Каково же было удивление сотрудников, когда в июне 1941 года для всех самых ценных экспонатов оказались готовы ящики точно по форме экспоната. Осталось только упаковать и вывезти за Урал. Академик Орбели знал, что будет в 1941 году.

После войны ящики с экспонатами привезли обратно. Картины и скульптуры развесили и расставили. А ящики сложили в Смольном соборе на том месте, где когда-то молились православные. Рабочие Эрмитажа, называемые оформителями, время от времени стряхивали с ящиков голубиный помет.

Один из оформителей, поэт Олег Охапкин, привел своего учителя поэта Иосифа Бродского в Смольный собор. Стряхивая с себя голубиный помет, оба поэта по лестницам и лестничкам взобрались на знаменитые купола, задуманные самим Франческо Растрелли. Иосифу Бродскому очень понравился вид с собора.
Collapse )
yes, I am!

Зоя Борисовна Томашевская о Бродском.

Несколько лет назад был оператором фильма режиссера Олеси Фокиной о семье Томашевских. Мы снимали Зою Борисовну Томашевскую – ей тогда было 83 года, она была знакома с А.Ахматовой, Бродским, Рихтером, Шостаковичем и пр. Ее отец был очень авторитетный литературовед, собственно, он дружил с Ахматовой, она временами жила у них в семье. Через Ахматову Зоя Борисовна познакомилась с Бродским, когда тому было еще лет 20, и он еще не был известным.

В доме Томашевских побывал в гостях, наверное, весь культурный слой нашего серебрянного века. В их гостиной сохранился диван, на котором сидели, а иногда - и ночевали Ахматова, Мандельштамм, Шостакович, Булгаков, Бродский, и много кто еще.

Факт из категории Collapse )
new

Сын фотографа

Альберт Измайлов о Бродском в журнале "Нева":

В старинном здании на набережной Красного Флота, в доме номер 28, в конце 1959 года открылся первый в стране Дворец бракосочетаний. Это было время, так называемой, “оттепели” в общественной и культурной жизни. “Оттепель” коснулась и процедуры регистрации браков, которой стремились придать более торжественный и праздничный характер. Об этих новых традициях широко рассказывали газеты, радио, телевидение: красивый дворцовый интерьер, музыкальное окружение, торжественные речи, вспышки фото- и кинокамер — все это создавало праздничную атмосферу.

Среди первых пар молодоженов, которые расписались в новом дворце, были и работники Балтийского морского пароходства. Литсотрудник газеты “Советская Балтика” В. И. Соболев, получив редакционное задание: написать репортаж из дворца о бракосочетании молодоженов-работников пароходства, созвонился с фотокорреспондентом газеты Александром Ивановичем Бродским и попросил его подготовить фотоснимки. Однако Александр Иванович в ту пору болел и предложил послать во дворец своего сына Иосифа, которого он учил фотографии и пытался приобщить к своей нелегкой профессии.

В назначенный день литсотрудник В. И. Соболев и “фотокор” И. А. Бродский явились во дворец, выполнили свою работу и расстались на набережной, договорившись о том, что Иосиф принесет на следующий день фотоснимки в редакцию.

На следующий день Иосиф появился в редакции взволнованный и заявил, что фотографий не будет, так как он засветил пленку.

В редакции на миг наступила немая сцена. Все, кто был в комнате, молча поглядывали, то на Иосифа, то на Соболева, который тут же, не подбирая слова, высказал все, что он думает по этому поводу.



(публикация еще майская, но тут не было, и я как-то пропустил)