Category: путешествия

кучеряха

Владимир Уфлянд Чертоза /5-я легенда из многологии "От поэта к мифу"/

В 1930 году академик Иосиф Абгарович Орбели начал заказывать эрмитажным столярам ящики необычных размеров. Невероятно длинные и узкие. Или невероятно высокие. А то и ступенчатые.

Каково же было удивление сотрудников, когда в июне 1941 года для всех самых ценных экспонатов оказались готовы ящики точно по форме экспоната. Осталось только упаковать и вывезти за Урал. Академик Орбели знал, что будет в 1941 году.

После войны ящики с экспонатами привезли обратно. Картины и скульптуры развесили и расставили. А ящики сложили в Смольном соборе на том месте, где когда-то молились православные. Рабочие Эрмитажа, называемые оформителями, время от времени стряхивали с ящиков голубиный помет.

Один из оформителей, поэт Олег Охапкин, привел своего учителя поэта Иосифа Бродского в Смольный собор. Стряхивая с себя голубиный помет, оба поэта по лестницам и лестничкам взобрались на знаменитые купола, задуманные самим Франческо Растрелли. Иосифу Бродскому очень понравился вид с собора.
Collapse )
киса

Мариолина Дориа де Дзулиани – «прекрасная венецианка» из «Набережной неисцелимых»


Интервью Кристины Барбано с Мариолиной Дорией де Дзулиани – «прекрасной венецианкой» из «Набережной неисцелимых» Иосифа Бродского.

...я сделала для Бродского немало. Очень много, а он повёл себя со мной так, как привык обращаться со всеми. У бедолаги был отвратительный характер. Ну, и не хватало элементарной воспитанности. Мог завалиться ко мне домой, наговорить массу неуместных вещей, а я замужем, с двумя детьми, но его это не останавливало! Он был навязчив, и все разговоры сводились к тому, что он хочет меня. Конечно, я тогда была молодой, нетерпимой, и такое поведение меня очень раздражало.

Может, сегодня прореагировала бы иначе. В определённом возрасте перестаёшь обращать внимание на такие вещи, но тогда… Даже если ты самый великий поэт на земле, но ведёшь себя как невоспитанный человек, лучше уходи прочь!

Бродский был всего лишь несколько месяцев в моей жизни.

PS Почему Иосиф Бродский встречал каждое рождество в Венеции

Лариса Саенко встретилась с Мариолиной Дориа де Дзулиани, в которую некогда был влюблен Иосиф Бродский и которой он посвятил эссе "Набережная неисцелимых".


NB В связи с очередным массовым исходом из ЖЖ, напоминаем: трансляция (и не только) в FB здесь

Почему Иосиф Бродский встречал каждое рождество в Венеции

Лариса Саенко встретилась с Мариолиной Дориа де Дзулиани, в которую некогда был влюблен Иосиф Бродский и которой он посвятил эссе "Набережная неисцелимых".
http://ria.ru/ocherki/20131219/985202231.html
mehaber

Фильм о Бродском в Венеции

А скажите: полная версия всех материалов, отснятых под названием "Прогулки с Бродским" (90Х2 минут), это и есть то, что называется "Иосиф Бродский. Возвращение" (26Х5 минут - так что, видимо, "почти" полная версия), или я что-то не понимаю? И если да - то в чем смысл разных названий? Спасибо заранее.
Ukiyoe Neko

Адрес Бродского в Бруклине

Собираемся в апреле в Нью-Йорк. Наметили для себя найти дом на Мортон стрит, 44, проехаться по любимой "кругосветке" Бродского Circle Line. Но никак не удается найти точный адрес последней квартиры поэта в Бруклине. Кроме названия улицы Pierrepont и возможной фотографии дома с указанием на окна второго этажа (см. фотку) не удалось найти ничего.
Кто-нибудь в сообществе знает номер дома и действительно ли он на фотографии?

travelling

Бродский в фотографиях

"Обезьяна взяла в руки камень и стала человеком, человек взял в руки сигарету и стал поэтом".
Иосиф Бродский


Бродский курил очень много. В молодости - по 3 пачки в день.
Так что найти его smoke-фотографии - не проблема.
Но тут помимо "курящих фото", есть еще несколько, которые мне нравятся.

277.21 КБ

Collapse )
new

Сын фотографа

Альберт Измайлов о Бродском в журнале "Нева":

В старинном здании на набережной Красного Флота, в доме номер 28, в конце 1959 года открылся первый в стране Дворец бракосочетаний. Это было время, так называемой, “оттепели” в общественной и культурной жизни. “Оттепель” коснулась и процедуры регистрации браков, которой стремились придать более торжественный и праздничный характер. Об этих новых традициях широко рассказывали газеты, радио, телевидение: красивый дворцовый интерьер, музыкальное окружение, торжественные речи, вспышки фото- и кинокамер — все это создавало праздничную атмосферу.

Среди первых пар молодоженов, которые расписались в новом дворце, были и работники Балтийского морского пароходства. Литсотрудник газеты “Советская Балтика” В. И. Соболев, получив редакционное задание: написать репортаж из дворца о бракосочетании молодоженов-работников пароходства, созвонился с фотокорреспондентом газеты Александром Ивановичем Бродским и попросил его подготовить фотоснимки. Однако Александр Иванович в ту пору болел и предложил послать во дворец своего сына Иосифа, которого он учил фотографии и пытался приобщить к своей нелегкой профессии.

В назначенный день литсотрудник В. И. Соболев и “фотокор” И. А. Бродский явились во дворец, выполнили свою работу и расстались на набережной, договорившись о том, что Иосиф принесет на следующий день фотоснимки в редакцию.

На следующий день Иосиф появился в редакции взволнованный и заявил, что фотографий не будет, так как он засветил пленку.

В редакции на миг наступила немая сцена. Все, кто был в комнате, молча поглядывали, то на Иосифа, то на Соболева, который тут же, не подбирая слова, высказал все, что он думает по этому поводу.



(публикация еще майская, но тут не было, и я как-то пропустил)