Category: религия

киса

«Для русских поэт — бог»: интервью с издательницей Бродского Эллендеей Проффер

Подводные течения

Перечитывая "Антигону" Софокла, вспомнила, что на строку "Под конец разочарован" (перевод С.Шервинского) я уже натыкалась — у Бродского в "Представлении":

Говорят лихие люди, что внутри, разочарован под конец, как фиш на блюде, труп лежит нафарширован.

Это, само собой, о Ленине в мавзолее.
А полностью строфа Софокла выглядит так:

Под конец разочарован
Живший в длительном неведенье:
Час придет — и он о пламень
Обожжет себе стопы.
Мудрый молвит: тех, кто злое
Принимать привык за благо,
Приведут к злодейству боги,
Горе ждет их каждый час.


Если следовать логике цитаты, Ленин не просто жил в длительном неведенье, но допускал зло, принимая и оправдывая его. И оно естественным образом к нему вернулось. Если еще точнее, длительное неведенье у Софокла — это неведенье добра и зла, иными словами, неспособность различать их. Ну а у Бродского — соответствующий штрих к портрету разочарованного в мавзолее.

Не бог весть какое откровение, но это тот случай, когда понимаешь, сколько литературных реминисценций остается нераспознанными, если не знать классику наизусть.

P.S. Это давнишний пост из моего журнала. Записавшись на днях в сообщество, я подумала, что можно опубликовать текст здесь.
утро

Новый перевод "В деревне Бог живет не по углам"

В последнем New Yorker'е (February 25, 2013) - впервые, кажется, с 2004 года - опубликован перевод стихотворения Бродского. Это, конечно, в нарушение всех правил, но будучи уверен, что не уменьшу тем циркуляцию журнала ни на один экземпляр, прилагаю:
Collapse )

(no subject)

А.Генис
ПОВЕРХ БАРЬЕРОВ
''Вехи новой России''

Мы представим двух авторов, которых объединяет все, кроме стиля и взглядов. Оба – Нобелевские лауреаты, оба – изгнанники, оба десятилетиями жили в Америке, оба считаются в новой России главными авторами послевоенной словесности. На этом, однако, сходство кончается.



Солженицын – прозаик, националист, архаист, православный,
Бродский – поэт, космополит, классик, агностик.
Первый вернулся в Россию сам, второй – своими произведениями.
На культуру новой России оба оказывают громадное, но очень разное влияние.

С.Волков:
Бродскому очень нравился ''Архипелаг ГУЛАГ'' и он когда-то согласился с идеей Лосева о том, что ''Архипелаг ГУЛАГ'', как всякое настоящее эпическое произведение, можно начинать читать с любого места и все равно будет интересно.

http://www.svobodanews.ru/content/transcript/9498105.html

«Nunc dimittis - Памяти Альфреда Шнитке»

 Совершенно случайно наткнулась:
"Александр Раскатов, «Nunc dimittis - Памяти Альфреда Шнитке», на слова традиционной католической литургии, Иосифа Бродского и старца Силуана ".
Но текст разобрать не удалось. Может быть, кто-нибудь знает, что за стихи использовались?
менеджер

Протоиерей Александр Шмеман об Иосифе Бродском.

Суббота, 17 февраля 1973

Вчера длинный вечер у Сережи с Иосифом Бродским. Сначала скучнейший прием у R.Payne. Снобизм. [Сумбурная компания]. Какие-то таинственные девицы в штанах. Для чего им Бродский? Дома - очень простой и милый. По словам Сережи, в Pen-Club, днем, после чтения им его стихов, на вопрос какого-то еврея, почему он христианин, Бродский: "Потому что я не варвар…" Страшно нервный. Впечатление такое, что потерян, не знает, как себя вести. Возвращение домой ночью, страшным морозом, по снегу, со станции.

Сегодня все утро - блаженно! - в кровати за "Чевенгуром" А.Платонова. Удивительная книга!

http://www.krotov.info/libr_min/25_sh/shme/man_43.htm

Томас Венцлова в переводе Виктора Куллэ

В Карфагене много лет спустя

Иосифу Бродскому

Время мельче предметов. Стоит полоса
Равноденствия. Смог
Искажает размеры. Сейчас голоса
Смоет ливнем. Поток
Стиснет горло. С востока стена пустоты
С переливом стальным
Прёт в зазор моросящий — от дней черноты
До ночей белизны.

Март в начале, и чувства ещё тяготит
Сад под сводом небес,
Где темнеет, дощатой вселенной прикрыт,
Колченогий Гермес;
И ещё из чужого стиха, где блестит
Прорубь трепетом крыл,
Пёстрых уток озябшая стая взлетит
С индевелых чернил.

Равновесие. Точка, где выжить лишь нам
Довелось — остальных
Сквозь палаты и нары несло по волнам
На глубинах иных.
Ветер клочьями липнет к рубашке. С высот
Небосвод ледяной
Из обломков глагольных времён донесёт
Эхом только одно

Однократно прошедшее. Город теперь
Полон прошлым. И то,
Как едины в нём стройная ясность цепей,
Устремлённость мостов,
Свет трамваев и карцеров лампы, бетон,
Двор и облако над —
Та страна, где ты был многократно рождён,
Но не рвёшься назад.

У гранита, где мы «никогда» — закавычь —
Обучались впервой,
По реченью Катона крошится кирпич,
Речь восходит травой.
Чёрствый воздух руин отдает беленой
И пригоден с трудом
Для того чтобы мышь в черепках под стеной
Обустроила дом.

Я не верил, что всё это кончится. Но
Вот мишень на стене.
То, что было удачей и мукой — равно́
Исчезает в огне.
Лишь просвет, лишь цезура в мозгу зазвучит,
Лишь зрачки не вольны́
В полумраке, где неба нельзя отличить
От болот торфяных.

Больше нет ничего. Жёсткий плющ, заодно
С этой стужей, слегка
Извиваясь за рамой, скребётся в окно,
Чтобы день иссякал,
Чтобы, нас продолжая с упорством тоски,
Снова стали вольны́
Боги, нас превозмогшие — темень строки,
Негатив белизны.

1995

Первоисточник
Я

Кое-что из жизни И.Бродского

В своём эссе Найман пишет, что различное отношение его и Бродского у Богу и к христианству было камнем предкновения в их отношениях все последние семь лет, а заочно и раньше.Он вскольз упоминает об открутке,посланой ему Бродским из Лондона в 1978 году,и цитирует конец этой открытки.Открытка до адресата сразу не дошла и стала достоянием общественности.её содержание и историю её написания рассказал мне наш общий друг Е.Славинский.Вот его письмо.
"Однажды дождливым вечером(несколько дней спустя после смерти Элвиса Пресли.-Л.Ш.)мы с Бродским встретились в Лондоне, на углу Вильерс-стрит и Стрэнда.<...>У нас обоих в заначке было пол часа,которые мы провели за кофием в сплетнях и литературном трёпе.
Заговорили о тНайманах,с которыми я был тогда в постоянном контакте.Я ответствовал,что они дружат с Красовицким,что у них там православная идиллия...и т.п.
"Ну,а кто у них сейчас главный"? - спросил Иосиф.Вероятно,мне что-то не понрвилось в тоне,и я ляпнул с потолка:"Серафим Саровский".
"Серафим Саровский,Серафим Саровский..." - заборматао он,и...проехало.Мы переключились на что-то другое.
Дня через два Маша Слоним принесла на Би-би-си написаную Иосифом открытку,которую он просил отправить Толяю,и я сделал копию.
На лицевой стороне - Элвис в лучшем виде:фрак,напомаженный кок,сам такой молоденький,стоит опершись рукой о рояль...
На обороте - текст,который сочинил Иосиф,сидя в пивной с Машей<...>
"Дорогой Анатолий Генрихович,

Посмотрите,кто умер!
Элвиса Пресли прибрал всемогущий Бог,
и Серафим Саровский нового собеседника приобрёл,
и сказал Серафиму Элвис:
You ain't nothinq but a hound dog
just rocking'all the while and roll.
Joseph and Mary and their british кореш сидя в пивной,
у Серафима - нимб,у Элвиса - ореол,
а у Joserh'a - плешь,и этому жизнь виной,
just rockin'all the while and roll.
Виски для человека,как для пореза йод.
У Josepha был инфаркт, но он это переборол.
Элвис не пьёт, и Серафим не пьёт,
just rockin'all the while and roll/
Mary hasn't remarried and Joseph,увы,не смог,
Серафим был холост,а Элвис - тот был орёл.
You ain't nothing but a hound dog
just rockin'all the while and roll,
just rockin'all the while and roll.
just rockin'all the while and roll.
You ain't nothinq but a hound dog,так что лай,как все.
Элвис говорит Серафиму - ну я пошёл,
сАледующая станция Дмитровское шоссе.

Votre сильно SkuCharlie."

"You ain't nothinq but a hound dog" -"Ты всего лишь гончий пёс"."just rockin'all the while and roll" - "Давай, пляши рок-н-ролл"(слова из коронной песни Элвиса Пресли).
(Л.Штерн."БРОДСКИЙ:Ося,Иосиф,Joseph")

На столетие Анны Ахматовой. Амфиболия?

Может мне кто поможет? Суперхит Бродского "На столетие Анны Ахматовой" знают все, но я его все же процитирую:



На столетие Анны Ахматовой


Страницу и огонь, зерно и жернова,
секиры острие и усеченный волос -
Бог сохраняет все; особенно - слова
прощенья и любви, как собственный свой голос.

В них бьется рваный пульс, в них слышен костный хруст,
и заступ в них стучит. Ровны и глуховаты,
затем, что жизнь - одна, они из смертных уст
звучат отчетливей, чем из надмирной ваты.

Великая душа, поклон через моря
за то, что их нашла, - тебе и части тленной,
что спит в родной земле, тебе благодаря
обретшей речи дар в глухонемой вселенной.




Я не понимаю последнюю строфу, кажется, там амфиболия (нарочитая?): кто обрел дар речи? Тленная ли часть, которая, благодаря великой душе, обрела дар речи и нашла слова прощенья и любви? Или же родная земля, голосом которой была Анна Ахматова? Я склоняюсь к первому варианту, а каковы ваши соображения?