Category: юмор

покой

(no subject)

Эндрю Моушн

У могилы Иосифа Бродского

Надгробный камень твой
Бесспорней всех утрат,
Но миг — и я уплыл
На двадцать лет назад

Лагуною времен
К Сан-Марко устремясь,
Где сумрак смыл дома
В туман, песок и грязь.

Из бара под землей
Ворвавшись в муть и дождь,
Ты “Эндрю” говоришь.
Меня пронзает дрожь.

Но, дрогнув, я иду,
Как в трансе, за тобой —
Ни пяди под стопой,
Весь мир над головой.

Зачем ты взял меня,
Словесности видней.
Затем ли, что давно
Приятельствуем с ней?

Державин, Гурни, Йейтс —
Все предки в хоровод
Вкруг Одена сошлись,
И — мастер-кукловод —

Ты всеми ими был,
И мощный твой напор,
Колдуя, превратил
В искусство — разговор.

Ни звуком не затронув
То, что тебе важней.
Что мир свободный — сдача
С обрубленных корней,

Расскажет дым бессчетных
Ночами сигарет.
Ловцу словесных перлов
Усталость — парапет.

И под землей, Иосиф,
Ты ту же речь ведешь.
Я слушаю, как в трансе,
И пробирает дрожь.

От камня, где две даты
Бесспорные сошлись,
Язык как сущность мира
Восходит паром ввысь,

Чтоб через континенты,
Границ смывая власть,
Как дождь, гонимый ветром,
На общий луг упасть.

Перевод с английского Елены Дунаевской